Scratizyabra
Кроме чужих неприятностей в жизни есть и другие радости
Оказывается, у меня сохранилась целая серия статей. :five:

Наталья РАДУЛОВА
ОГОНЁК, Ноябрь, 11, 2002 г.


---"Почему я не хочу иметь ребенка.
Беременность или свобода?"---

Выйдя замуж, я уж было решила, что выполнила свой долг перед обществом. надеялась, что теперь окружающие оставят меня в покое и милостиво разрешат жить так, как мне того хочется. Но не тут-то было. «Ну что?.. Есть новости?» — именно так теперь начинают со мной каждый разговор кровно заинтересованные в моей судьбе люди; моя мама, моя свекровь, мои школьные подруги и моя соседка Прасковья Ва-1ьевна с третьего этажа. Их волнует только одно — когда я наконец забеременею? Почему-то они уверены, что раз мне доступно материнство, то я должна жаждать его всем своим существом. Не жажду.
Вы когда-нибудь задумывались, почему женщины рожают детей? Ну, с мужчинами, положим, все ясно: их, бедных, порой никто и не спрашивает, готовы ли они быть родителями, и очень часто они получают новый статус по методу Жванецкого:
«Одно неловкое движение, и ты уже отец». Но женщины! В конце концов последняя борьба сперматозоидов происходит на их территории, и они всегда имеют возможность крикнуть: «Брек!». Так почему же они молчат? Что заставляет их добровольно соглашаться на токсикоз, на растяжки на животе, на неспособность самостоятельно завязать шнурки и стричь ногти на ногах, на разрыв, извините, промежности, трещины на сосках, мастит, бессонные ночи, утрату интимности, полное отсутствие свободного времени, ужасающий груз ответственности?.. Ведь предложи им любое другое занятие, влекущее за собой такие последствия, и они с возмущением его отвергнут. А тут — терпят, как партизаны. Почему?
Говорят, это происходит из-за того, что у женщин очень силен материнский инстинкт. Мол, инстинкт этот заложен природой в подсознание, практически ничем не истребим, и от человеческого волеизъявления никак не зависит. Поэтому и тянет женщин в роддом, как рыбу на нерест. И все. Без комментариев.
Доля истины в этом, безусловно, есть. Не случайно ученые заметили, что умственно неполноценные женщины оказываются необычайно чадолюбивыми: инстинкт говорит в них куда громче разума. Но большинство женщин все же мало похожи на собак Павлова, и — ах, какой блистательный мозговой прорыв! — иногда задумываются, чем им грозит отказ от контрацептивов. И все равно, черт, рожают.
Конечно, многим везет со спутниками, и у них появляется вполне естественное желание материализовать свои чувства в виде «плода любви». Они взвешивают все «за» и «против» и, если после этого желание все равно не пропадает, принимают совместное осознанное решение дать жизнь человеку, о котором можно будет сказать: «Это — Я и Ты».
Но так бывает не со всеми и не всегда. Есть женщины, которых побуждают к материнству совсем иные причины, Например:
а) страх перед одиночеством: «Пусть хоть одна живая душа рядом будет»;
б) трудности с использованием слова «нет»: «Я не хотела, но муж настоял, чтобы я бросила работу, родила сына и научилась печь пироги с яблоками»;
в) желание укрепить отношения: «От ребенка он точно никуда не денется»;
г) «залет»: "Ну, раз так вышло, то ничего не поделаешь, придется рожать»;
д) стадное чувство: «У всех подружек уже дети, а я чем хуже?»;
е) зависимость от общественного мнения: «Ах, боже мой, что станет говорить княгиня Марья Алексевна!»;
ж) жажда власти: «Этот маленький беби будет принадлежать только мне!»;
з) чувство обреченности: «Раз у меня есть матка, то она должна выполнить свою биологическую функцию»;
и) ложная социальная установка: «Ценность женщины — в детях!»
Я не устану повторять, что такая схема выгодна в первую очередь мужчинам, которые, опасаясь конкуренции со стороны слабого пола, и формируют общественное мнение. Непомерно раздувая ценность замужества и материнства, они тем самым всего лишь хотят связать женщину бытом, ограничить ее социальный рост. Как говорится: «Бабья дорога — от печи до порога».
Поэтому, кстати, наше высокоморальное общество не имеет ничего против, если ребенка рожает одинокая женщина. Тут снова срабатывает страстное мужское желание связать женщину ребенком, если уж она не хочет обзаводиться мужем.
На таком фоне любая бездетная женщина почти всегда воспринимается как неполноценная. И даже если она вполне довольна своей жизнью, успешна в профессиональной деятельности и обладает безупречным здоровьем, на нее сразу начинают смотреть придирчиво: что же это с тобой, милая, не так, если ты до сих пор не родила? Бесполезно объяснять, что пока, мол, хочется пожить для себя. Эти слова дружно назовут отговорками и добавят: «Каждая женщина мечтает стать матерью. Потому что быть бездетной плохо». В итоге многие дамы, додавленные общественным мнением, все-таки решаются завести ребенка. На это идут даже одинокие, материально необеспеченные и полностью разочарованные в жизни женщины. А все потому, что им внушили: самая неполноценная женщина — это женщина без детей. У нее может не быть супруга, дома, денег и желания жить. Самое главное, чтобы у нее был ребенок.
Однако большинство наших женщин все же рожают спонтанно, «по велению сердца»: мужчина уж больно понравился, весна была, голова кружилась, «так получилось», «вроде пора» и вообще — «будь что будет». Русская культура оценивает подобные спонтанные решения положительно, «детский» вопрос, как и любой другой, у нас принято решать экспромтом. На том, между прочим, и держимся. Потому как, по данным опроса Фонда поддержки материнства, две беременности из трех в нашей стране являются незапланированными. Страшно подумать, что было бы с демографической обстановкой, если бы планировалась каждая беременность. Ведь у наших женщин есть серьезные причины, чтобы не рожать вовсе.
Например, многие женщины испытывают страх перед появлением больного ребенка из-за родовых травм или генетических нарушений. В нашем обществе тяжело растить больного ребенка, и, как правило, в такой сложной ситуации отцы-защитники оставляют семью.
Вообще желание женщины иметь или не иметь ребенка напрямую зависит от качества ее отношений с партнером. Крепкая семья и готовность мужчины быть отцом оказывает на женщину решающее влияние. Но сплошь и рядом женские ожидания сильно расходятся с реальным поведением мужчин. Мужчины бегут от ответственности, все больше предпочитая гражданские или гостевые браки. К тому же их не учат «хотеть и воспитывать детей». Так, по данным исследования жизненных перспектив выпускников школы, ребенок не входит в значимые планируемые события жизни юношей. Почему? Да потому что общество убеждено: ребенок — это забота матери. «Основная социальная функция женщины — вскормить ребенка, хотя бы до 5 лет. Верните ребенку мать!» — призывает популярный аналитик А. Щеголев, тем самым, посылая мужчинам традиционное культурное послание: «дети — это не мужское дело».
Взвалив на себя весь груз родительских обязанностей, женщина теряет социальную и профессиональную активность на два-три года, пока подрастает малыш. Жизнь предлагает ей выбрать одно: или ребенка, или карьеру. Выбирая ребенка, женщина автоматически получает материальные и моральные издержки — ей придется оставить работу, потом догонять, учиться, вкладывать в себя деньги.
Кстати, о деньгах. Доля расходов на детей в семенном бюджете средней российской семьи составила в последние годы от 50 до 70 процентов семейного бюджета. С учетом того факта, что 38 процентов населения страны живут за чертой бедности, можно сказать: рождение ребенка для многих россиян — слишком дорогое удовольствие.
А если женщина воспитывает ребенка одна? Ведь при всем уважении к Семейному кодексу вряд ли она будет делать серьезную ставку на алименты: в нынешнюю эпоху черного нала есть много способов их минимизации, и женщина с ребенком оказывается материально полностью зависима от настроений бывшего супруга. О детском пособии говорить не хочется. Сейчас это пособие чисто символическое, и только полностью оторванный от реальности человек может брать его в расчет.
В итоге нередко получается, что после развода женщина остается без денег, без жилья (по крайней мере, без прежнего жилья — прошли те времена, когда мужья оставляли женам квартиры и уходили с одним чемоданчиком), но зато с ребенком на руках, который самым натуральным образом связывает ей руки, чтобы она могла обеспечить себя жильем и работой. А у работодателя своя первобытная правда: кому захочется брать на работу мать-одиночку?
В общем, по всему выходит, чти рожать детей в нашем государстве невыгодно. И материнский инстинкт очень часто заглушается инстинктом самосохранения. Нет ничего удивительного в том, что Россия наряду с Италией и Испанией возглавляет список индустриально развитых стран со сверхнизкой рождаемостью, то есть с таким ее уровнем, который намного ниже порога простого воспроизводства населения. И если самотек событий сохранится (разводы в двух третях браков, сексуальные сожительства, так называемые гражданские браки, социальная незащищенность матерей и т.д.), демографы говорят, что к 2075 году следует ожидать сокращения числа россиян до 50 — 55 миллионов человек.
Только развивая ответственность мужчин зa свое репродуктивное поведение, только борясь с бедностью и зависимостью матерей, мы можем ожидать, что наши женщины будут без страха рожать детей.
Сейчас же я хочу удивить поборников биологической) инстинкта тем фактом, что есть женщины, которые не рожают ребенка потому, что... не хотят его. Да-да. У кого-то материнское чувство есть изначально, у кого-то появляется позже, а у некоторых не возникает никогда. И ничего странного в этом нет. Ведь гораздо опаснее обзаводиться нежеланными детьми, не имея такой потребности, чем, трезво оценив спои возможности и желания, десять, двадцать раз спросив себя: «А готова ли я?» — честно ответить самой себе: «Нет».
Лично я пока не хочу иметь ребенка. Это большой труд, к которому я пока не готова. Говорят, что все тяготы компенсируются радостью материнства. Охотно верю, но, поскольку эта радость мне не знакома, я не могу ее почувствовать заранее. Зато трудности материнства я могу ощутить задолго до рождения ребенка. Знающие люди говорят, что для этого достаточно выполнить несколько несложных процедур:
а) на девять месяцев привязать к животу меток фасоли, по истечении срока облегчить мешок процентов на десять;
б) в течение всей ночи качать на руках телефонный справочник Москвы и Московской области и без перерыва петь ему песенку «Спи, моя радость, усни»;
в) заляпать всю мебель в квартире сверху донизу манной кашей, а компьютер вымазать вареньем;
г) разрисовать фломастерами новые обои;
д) забыть об изящных дамских сумочках и перейти на хозяйственные кошелки, забитые салфетками, мятными леденцами, шоколадным печеньем, бутылочками и роботами-трансформерами;
е) выучить наизусть сказку про Красную Шапочку и в качестве укрепления повторять ее каждый вечер по пять paз;
ж) подготовить исчерпывающие ответы на вопросы: «Почему небо синее?'», «Кто выдувает ветер?». «Почему у этой тети усы?».
И это еще не все. В книге Кэти Летт «Родовое влечение» один из героев, опытный папаша, так информирует спою беременную подругу о том, что ее ждет: «Ребенок будет есть дохлых жуков. Он будет ковырять в носу и слизывать сопли. Через неделю тщетных попыток скормить ему пюре из проросшей пшеницы ты захочешь сунуть голову в измельчитель. Но ты не сможешь этого сделать, потому что ребеночек уже сунул туда свою любимую морскую свинку. Кроме того, у тебя просто не будет времени на самоубийство, ты будешь слишком занята склеиванием самолетиков из бумажных салфеток и космических шлемов их туалетной бумаги».
Вот так вот. Может быть, когда я стану матерью, все это будет меня умилять, но пока я не хочу. Не хочу разговаривать только шепотом (гели ребенок спит) или только криком (если ребенок бодрствует). Не хочу маскировать темные круги под глазами и падать от усталости. Не хочу таскаться с коляской по магазинам и мучиться с вечными кормежками «за маму, за папу». Не хочу повторять каждое слово дважды. Дважды. И быть клоуном, И следить. И прятать бритвы, и запирать на замок чистящие средства, и читать только книги, напечатанные крупным шрифтом. Не хочу думать, куда деть ребенка, чтобы поехать в отпуск, и что делать, если деть его некуда. Не хочу во время секса напряженно прислушиваться к окружающим звукам: а не бежит ли малыш сюда, а не плачет ли?
Появляются люди, которые, потея, разъясняют мне, что моя позиция — это позиция эгоистки. Я соглашаюсь. Я эгоистка. И когда кто-то в моем присутствии хвастает тем, что у него, мол, в отличие от меня трое детей, я как истинная эгоистка осведомляюсь: «Трое детей?.. Замечательно. А что вы еще умеете делать?»
Каждый человек вправе сам решать, как ему поступать со своей жизнью, Замечательная писательница Галина Щербакова как-то сказала: «Родину можно не любить, если не находишь в ней приятных для себя черт». И я к этим словам хочу добавить не менее «крамольные»: и детей можно не рожать, если не ощущаешь потребности быть матерью. Репродуктивная функция — это не обязательство, наложенное на женщину природой, а лишь возможность, ею предоставленная. И женщине, решающей «иметь или не иметь», не надо оглядываться на общественное мнение в лице бабушек на дворовой скамейке. Рецепт женского счастья достаточно прост: нужно руководствоваться прежде всего своими желаниями, а не чужими.