Scratizyabra
Кроме чужих неприятностей в жизни есть и другие радости
Людмила ПОТАПОВА
ОГОНЁК Декабрь, 2, 2002 г.

---"Почему я хочу иметь ребенка"---

Бесконечную любовь и нежность нe учитывают в своих рациональных расчетах миллионы молодых женщин, которые не хотят иметь ребенка

Утром я просыпаюсь от тихого, деликатного попискивания. Моя четырехмесячная дочь Саша научилась лежать поперек кровати, это ее чрезвычайно забавляет. Она протискивает ноги между деревянными прутьями, помахивает ими в воздухе. Эта кроха ничего еще не умеет, все ее потребности на уровне инстинктов. Но она обрушивает на меня такое море любви, она так во мне заинтересована, что это трудно с чем-то сравнить. Во всяком случае, сравнение с сексом — не в пользу последнего. Блаженство, которое испытываешь, прижимая к себе маленького ребенка, не идет ни в какое сравнение, например, с оргазмом. Потому как секс и оргазм (не будем ханжами, все мы тут современные и раскрепощенные) — вещи привычные, и потом — сколько же можно? А ребеночка родить —это вам не статью написать, не карьеру сделать.
Как вы поняли, я пишу ответ на провокационную статью Натальи Радуловой «Почему я не хочу иметь ребенка». Статья, конечно, превосходная, вызывает массу эмоций, после прочтения автора хочется удушить. И еще — ответить ей. но не с позиций совдеповской морали, дескать, материнство — счастье, а с позиций самой Натальи Радуловой, но повзрослевшей, скажем, на десять лет.
Мнение, что дети — это великое горе, большое испытание, токсикоз, искореженное тело, ночные недосыпания, рухнувшая сексуальная жизнь, очень даже типичное. Татьяна Догилева в интервью «Огоньку» признавалась, что долго-долго не понимала, зачем они нужны — дети. Зато сейчас, имея ребенка, она бы и от второго не отказалась. Верно и то, что чем больше прав, свобод, образования получает в обществе женщина, тем ниже становится уровень рождаемости. У женщин появляется выбор — и очень часто они выбирают не в пользу детей и семьи- Но вряд ли эта взаимосвязь имеет прямо пропорциональный характер. Когда благосостояние общества достигает очень высокого уровня, как, скажем, в стране Америке, иметь много детей становится престижным. То, что голливудские звезды рожают как заведенные, красноречиво говорит о социальных стандартах. Мы к этим стандартам рано или поздно придем, если с экономикой все будет в порядке. Так что не надо бояться вымирания России к 2075 году.
Что же заставляет женщин, имеющих образование, финансовую свободу, широчайшие возможности для самовыражения, рожать и соглашаться на связанные с этим процессом издержки? Нет-нет, не мифический материнский инстинкт (очень часто этот инстинкт обнаруживается, когда ребенок уже ходит), стадное чувство, боязнь одиночества и прочая белиберда (простите), которую придумала Наталья Радулова. Мы же современные женщины, не из глухого аула приехали, не с гор спустились, не из амазонских джунглей.
Есть другие мотивы.
Во-первых, карьерно ориентированные дамы любят приобретать новый опыт. Беременность — опыт экстремальный. Это как мужикам поучаствовать в «Формуле-1» или пойти на штурм Эвереста. Вообще, если разобраться, сильная половина человечества, лишенная возможности рожать, придумала себе массу схожих по остроте приключений — войну, бокс, тарзанку и проч.
Во-вторых, во время родов женщина сталкивается с такой безусловной биологией, что это удивительным образом расширяет сознание, примиряет с жизнью и, главное, со смертью. (Ох, как бы попроще!) Ощущаешь себя не существом разумным, а биомассой, для которой дать жизнь и уйти из жизни — очень органично и не страшно. Исчезает страх перед физической болью. Сразу после родов женщины испытывают эйфорию — хочется верить, что такие же ощущения природа дарует человеку и во время предсмертной агонии. Вряд ли мужчинам доступен такой же кайф.
В-третьих, кто сказал, что делать всю жизнь карьеру такое уж увлекательное занятие?! Иногда полезно передохнуть, сменить род занятий. Беременность не самый худший вариант.
Но по моим наблюдениям, чем успешней в карьерном плане дама, тем большим достижением для себя она считает материнства Моя знакомая — психолог-консультант «ЮКОСа» и прочих гигантов — приходила в гости подержать на руках мою дочь. По ее словам, ребенок — безус-
но развивается, на что не жалко душевных и прочих инвестиций и от чего получаешь огромные эмоциональные дивиденды Что еще доставит вам столько же радости — высокая должность, зарплата, экзотический отдых?
Что же касается бытовых неудобств, то это представления образца… 1953 года, когда любые детские товары были дефицитом, все жили в коммуналках, в коридорах сохли пеленки, а затравленные родители бежали в шесть утра на детскую кухню. Сейчас настолько все иначе! Памперсы сняли процентов семьдесят родительских хлопот. Детские пюре, творожки, соки продаются на любом рынке. Любого врача можно вызвать на дом. Детских товаров — море, все безумно красивое, и надо совершить усилие, чтобы не купить за раз слишком много. Но если и не сдерживаться, больше 10% семейного (а не 60 — 70%, как пишет Радулова) бюджета на ребенка не уходит. Причем наша семья самая стандартная, никакая не «новорусская».
Какие там еще сложности — ночные бдения? Это как повезет. Наша дочка ночью спит и дает выспаться нам. Отсутствие пресловутого секса? У всех разное либидо. Кто имеет либидо как у кролика, тому будет тяжела
Большая проблема — мужской стресс. Мужчины в психологическом плане существа хрупкие, ребенка воспринимают как конкурента. И опять же не все мужчины, а с определенным темпераментом. Чем отцы старше, тем меньше у них желания конкурировать. Если женщина подойдет к семейной жизни как менеджер, наймет няню и домработницу, у нее будет достаточно времени на мужа.
Позволю привести еще несколько цитат из статьи, которые кажутся мне спорными. «Взвалив на себя весь груз родительских обязанностей, женщина теряет социальную и профессиональную активность на два-три года, пока подрастает малыш». Я лично не заметила потери своей профессиональной активности; первое интервью я взяла, когда дочке было три недели.
«Нередко получается, что после развода женщина остается без денег, без жилья, но зато с ребенком на руках, который самым натуральным образом связывает ей руки, чтобы она могла обеспечить себя жильем и работой». Как раз наоборот. Из таких вот патовых ситуаций и получаются самые блестящие карьеры. Представляете, какая у женщины мотивация? Ни кола ни двора плюс ребенок. Если мне не изменяет память, блистательная карьера Мадлен Олбрайт началась в тот момент, когда ее, стопроцентную домохозяйку и многодетную мать, бросил муж.
«В общем, по всему выходит, что рожать детей в нашем государстве невыгодно». В нашем государстве жить невыгодно. Но это же не повод накладывать на себя руки. А страх перед материнством — явление индивидуальное. С ним надо идти к психотерапевту. Я в свое время ходила. Оказалось, надо мной довлела отцовская установка: «Родишь — обабишься!» Вот я и держалась за родительские мифы — совершенно, надо сказать, зря. Вероятно, Наталью Радулову тоже в детстве поразило нечто неприятное, связанное с маленькими детьми.
«Лично я пока не хочу иметь ребенка- Появляются люди, которые, потея, разъясняют мне, что моя позиция — это позиция эгоистки». Это комплимент самой себе. Эгоизм ни при чем. Это позиция испуганной девочки, которая ни за какие коврижки на свете не хочет взрослеть. Не так чтобы моя оппонентка была одинока. Есть исторические прецеденты. Например, Любовь Менделеева, жена Блока, ужасно страдала, случайно «залетев»: плакала днями напролет и писала в дневнике, что живот уродует ее прекрасное тело, мешает театральной карьере. Ее ребенок, как известно, умер вскоре после рождения. Зинаида Гиппиус по этому поводу заметила, что Блоки упустили редкий шанс повзрослеть. Может быть, и жизнь сложилась бы иначе, и не было бы ранней смерти Блока.
Как же чешутся руки напоследок припугнуть уважаемую Наталью! Дескать, потом захочешь, но не сможешь. Но, мне кажется, эта сфера очень деликатная. Для миллионов женщин бесплодие — вселенская проблема, вопросами-приказами: «Чего не рожаешь? А ну, быстро марш!» — можно сильно ранить. Так что лучше никого не пугать, ничего не спрашивать и не приказывать. Кто хочет, тот родит. Когда внутренне созреет. Главное, чтобы наши потребности успели совпасть с возможностями.


Несколько мнений:


Моя беременность против

В нашей стране нет культуры активного отцовства. Государственных курсов для будущих пап не существует. За присутствие мужа на родах (вообще-то просто присутствовать мало, надо помогать) приходится платить. Так что понятие «беременная пара» — все еще экзотика. Усилия отдельных энтузиастов погоды не делают. Кстати, сами русские мужчины не спешат изменить положение дел. Одни — боятся, другие — брезгуют (!), третьи — опасаются за дальнейшие отношения с супругой. Это так же логично, как употреблять пищу, но потом из каких-то соображений отказываться от посещений туалета.
А между тем роды — это тяжелая физическая работа, и взваливать ее на одну только женщину безответственно. Радость зачатия испытывают оба (более того, менталитет предполагает меньшую заинтересованность женщины в акте зачатия), а за последствия отвечает одна женщина. Когда-нибудь эта наша практика будет признана чудовищной. И не только из моральных, но и физиологических соображений. Потому что в случае участия отца в родах у малыша и папы складываются замечательные отношения (это объясняется взрывом гормональной деятельности у мужчины, заставшего первые минуты жизни своего ребенка).
Кроме того, мужчины зачастую недовольны внешним видом беременной женщины. И это также отвращает девушек от материнства — ведь они обычно хотят нравиться. Это предполагается культурой, в которой мы существуем.

Юлия БУРЛАКОВА, Санкт-Петербург



Самая чистая любовь

Как только услышу слова мужа: «Твоя любимица Радулова опять написала статью» — так меня тут же начинает потряхивать от желания читать. И не соглашаться. Впрочем, на этот раз я почти со всем согласна — детей действительно должны иметь только те, кто хочет их иметь. У меня два замечания. Первое — насчет «многим везет со спутниками». Спутник жизни — все-таки это не выигрыш в лотерее, а вопрос сознательного выбора. И второе — эти ужасные слова о том, что ждет женщину в случае рождения ребенка. Очень хочется объяснить, что ребенок во чреве не ощущается, как мешок фасоли, привязанный снаружи, — это разные состояния. И фигура после родов восстанавливается быстро, если следить за собой. А в течение девяти месяцев беременности — состояние умиротворения в связи с ровным гормональным фоном.
Не ел мой ребенок дохлых жуков и сопли не ел. Подозреваю, что так себя ведут только американские дети, она ведь американка, эта ваша Кэти Летт? Они любят что-нибудь эдакое ввернуть ради красного словца! Не мазал калом стены детской, не закатывал истерик. И вообще если он не хочет есть пюре из проросших зерен, значит, ешьте его сами, почему вы считаете, что дитя надо кормить всякой гадостью? И клеить с ним костюмы интересно. Отвечать на вопросы, кстати, тоже, вы даже не представляете, какой свежий взгляд на жизнь у детей! Если ребенок здоров, у него все в порядке со слухом, мать не истеричка, и папа не кроет маму матом ежевечерне, то детям не надо орать. И спит малое дитя 12 часов подряд: занимайтесь любовью — не хочу. И пристраивать в отпуск не надо — бери с собой! Это жизнь, ты с ним живешь.
Если бы вы могли представить, какая красивая у меня дочь! Вот она лежит, раскрывшись, на кровати, у нее молочная в свете луны кожа, русые волнистые волосы, она вся бархатная, как розовый лепесток. И пахнет ванилью. Все эти веласкесовские инфанты и давинчевые мадонны и младенцы — отдыхают. Если бы вы знали, какая она умная! Этим летом мы сидели на берегу подмосковного озера, был закат. Она сказала мне, что Бог, наверное, есть, потому что иначе она не может себе объяснить существующее равновесие между тем, например, что человек теряет, и тем, что находит, да и вообще все объяснить... Какая она естественная! Ее любят собаки и кошки, она так двигается, что ее даже птицы любят. И добрая! Я заболела, дома не было, никого, ей семь лет, и она пять часов сидела рядом со мной и меняла компрессы, потому что она меня любит. Добровольно. Ведь я тоже люблю ее. Сейчас ей девять лет. Она мечтает стать зоологом.
Это человек, который совершенно тебя понимает, а ты абсолютно понимаешь его. Такого чувства понимания нет ни с кем, ни с каким мужчиной. Я даже подумала, что, может, вас, Наташа, не долюбили в детстве, и вы теперь пытаетесь долюбить себя сами? Память чувственна. Кто перенесет ваши жесты, ваше выражение лица в определенных ситуациях, на кого вы посмотрите лет через 20 и вдруг счастливо узнаете себя? Это самая чистая любовь. Потому что дети простят тебе все и поймут все. И ты будешь их всегда любить и всегда прощать. Ничто так не зависит только от тебя, как твои дети, как твои отношения с ними. Нигде, ни на какой работе ты не получишь такого полного ответа на все, что ты вложишь.

Оксана БОРОВИК, юрист